«Замолил грехи» за убийства: стали известны подробности очной ставки между Арашуковым и Деревом

Как утверждает бывший сенатор от КЧР Вячеслав Дерев, много лет назад Рауф Арашуков признался ему, что ходил в хадж, чтобы «замолить грехи» за политические убийства. Сам Арашуков называет показания против него «фантастикой»

Рауф Арашуков (слева). Вячеслав Дерев. Фото: Юрий Кочетков ЕРА/ТАСС. Антон Новодережкин/ТАСС

Business FM стали известны подробности очной ставки, которая прошла в середине июня в «Лефортово» между двумя бывшими сенаторами от Карачаево-Черкесии Рауфом Арашуковым и Вячеславом Деревом по громкому делу об организации в 2010 году убийств двух общественных деятелей республики.

Об очной ставке обвиняемый в совершении данных преступлений 32-летний Рауф Арашуков рассказал на заседании Басманного суда 27 июня в ходе слушания по вопросу продления его ареста. Он раскритиковал показания своего оппонента. Вместе с тем его 69-летний предшественник довольно подробно поведал о состоявшейся много лет назад встрече с Рауфом Арашуковым. По словам Дерева, в ходе них Арашуков, только строивший свою политическую карьеру, признался, что даже сходил в хадж, чтобы «замолить грехи» за убийства лидера молодежного движения «Адыге Хасэ» Аслана Жукова и советника экс-президента Карачаево-Черкесии Бориса Эбзеева Фраля Шебзухова.

Жуков был застрелен киллером в марте 2010 года в машине на его собственной автомойке в Черкесске. На Шебзухова несколько злоумышленников напали с бейсбольными битами в мае 2010 года рядом с его домом в Черкесске. Когда он попытался убежать, его застрелили. Долгое время преступления оставались нераскрытыми, но слухи о причастности к ним Рауфа Арашукова почти сразу распространились по республике и муссировались много лет. Лишь в сентябре 2018 года оба дела были переданы для расследования в Следственный комитет РФ. Там их объединили в одно производство вместе с делом, которое СКР возбудил по факту хищения природного газа, поставляемого ПАО «Газпром» на территорию Дагестана, Карачаево-Черкесской Республики и Ставропольского края членами организованного преступного сообщества. 30 января СК предъявил Рауфу Арашукову обвинение в участии в преступном сообществе (ч. 3 ст. 210 УК РФ), в двух эпизодах организации убийства по предварительному сговору из корыстных побуждений (ч. 3 ст. 33, п. «ж», «з», ч. 2 ст. 105 УК РФ) и давлении на свидетеля (ч. 4 ст. 309 УК РФ). Сенатор был арестован, а позже лишен полномочий. Свою вину он ни по одному пункту не признал. Показания по делу он не дает. Но в суде Рауф Арашуков неожиданно разговорился.

Плевок в портрет

«11 июня 2019 года между мной и Деревом была проведена очная ставка. Дерев сказал, что я якобы признался ему в том, что заказал Жукова, потому что тот плюнул в мой портрет. И поэтому я убил его. Это, кроме как фантастикой, никак не назовешь», — заявил Рауф Арашуков. Обвиняемый назвал показания Дерева «нелепыми», заявив, что тот оговаривает его из-за неприязненных отношений. «Он сам заявлял прессе, когда находился под стражей по своему делу, что он выйдет на свободу, только когда в тюрьму сяду я. Так и произошло», — сказал арестованный. Также он назвал необоснованным обвинение в убийстве Шебзухова, заметив, что даже сознавшийся в нем киллер Рустам Копсергенов на допросе сказал, что убийство общественника было трагической случайностью. При этом Копсергенов никогда не говорил, что это он, Арашуков, заказал ему Шебзухова, сказал экс-сенатор.

Вячеслав Дерев действительно провел год в столичном СИЗО № 5 («Водник»), прежде чем 1 марта Мосгорсуд освободил его из-под стражи, отказав Следственному комитету в продлении меры пресечения. Его обвиняют в мошенничестве с незаконным возвратом НДС на сумму более 100 млн рублей.

Источники Business FM, знакомые с ходом следствия, утверждают, что Вячеслав Дерев заявил: на двух встречах с ним в 2011 году Арашуков признался в причастности к расправе и над Жуковым и над Шебзуховым. Очная ставка двух бывших сенаторов прошла в «Лефортово» в присутствии трех адвокатов Арашукова и заняла около двух часов. «Между собой экс-сенаторы практически не общались, отвечая на вопросы следователя», — рассказал собеседник радиостанции. Вячеслав Дерев, к которому обратились за помощью родственники убитых, поведал, что о встрече с ним в 2011 году попросил сам Рауф Арашуков, пытаясь замять неприятные для него разговоры. Арашуков просил Дерева помочь помирить его с родственниками и не муссировать тему его причастности к политическим убийствам. «А чего ты меня просишь, проси родственников, попробуй загладить им причиненный вред материально», — так примерно ответил Дерев Арашукову.

«Он спросил Арашукова: «За что ты убил Жукова?», и тот рассказал историю про портрет. Дерев очень удивился и сказал, что в таком случае Арашуков мог напечатать портрет Жукова и «нагадить на него», таким образом ответив оскорблением на оскорбление. Арашуков же на это заметил, что уже «сходил в хадж и замолил этот грех», — рассказал собеседник Business FM на условиях анонимности. По словам Дерева, свидетелями этой встречи были его секьюрити, а также охранники Рауфа Арашукова.

Чувство вины

Также Дерев рассказал, что незадолго до убийства Аслана Жукова молодежный лидер приезжал к нему и рассказывал, что заметил за собой слежку. Но сенатор не воспринял его слова всерьез, ответив что-то из серии: «Кому ты нужен?» В ответ Жуков рассказал историю о том, что Рауф Арашуков предлагал устроить беспорядки и взять штурмом Белый дом в КЧР, с тем чтобы он выступил в роли миротворца, набрал политические очки и занял кресло вице-премьера республики. Впоследствии аудиозапись разговора Жукова и Арашукова попала в интернет. Вячеслав Дерев признался, что, когда через несколько дней после встречи с ним Жукова застрелили, он пожалел, что не поверил его словам и, вместо того чтобы предоставить защиту, постарался развеять его опасения. Дерев сказал, что «до сих пор себя винит» в этом.

Также он сообщил, что тема причастности Арашукова к убийствам Жукова и Шебзухова обсуждалась и на второй встрече с Рауфом в Москве в присутствии «очень уважаемого человека» на Северном Кавказе. Однако его имя Дерев отказался раскрывать. Поэтому в протокол очной ставки рассказ о второй встрече не попал.

Адвокат Дерева Кирилл Бельский подтвердил Business FM факт проведения очной ставки его подзащитного с Рауфом Арашуковым, однако отказался сообщить подробности. «Единственное, что я могу сказать, что о причастности Арашукова к политическим убийствам Жукова и Шебзухова Вячеслав Дерев говорил еще задолго до своего уголовного дела. Зимой 2012 года в «Российской газете» вышло его подробное интервью об этом. Поэтому слова Арашукова о том, что Дерев дает показания против него из мести, трудно воспринимать всерьез», — сказал защитник.

«Незаконная очная ставка»

Представляющий интересы потерпевших (ими признаны родственники Жукова и Шебзухова. — Business FM) адвокат Илья Лебедев заявил Business FM, что Вячеслав Дерев действительно подтвердил свои показания о причастности Арашукова к обоим убийствам. «Он с первых дней помогал родственникам убитых, настаивая на объективном расследовании, и сообщил о причастности Арашукова еще в феврале 2012 года. Сразу после этого друзья Арашукова в СК, которые сейчас сами арестованы, возбудили заказное дело и провели обыски на предприятиях Дерева. Именно по этому заказному делу Вячеслав Дерев последний год находился под стражей», — подчеркнул он.

В свою очередь, адвокат Рауфа Арашукова Анна Ставицкая подтвердила Business FM суть показаний Дерева. «Но Дерев признал, что у него были очень напряженные отношения с Арашуковым. Мой же подзащитный заявил о незаконности очной ставки, потому он не давал никаких показаний, а очная ставка проводится, когда в показаниях имеются противоречия», — сказала защитница. Она добавила, что свидетель «путался», говоря, что встреча с Арашуковым была «то ли в 2011, то ли в 2012 году». Арашуков же по завершении следственного действия сделал письменное заявление о ложности показаний Дерева, сказав то же, что позже сообщил в суде. Оно было приобщено к делу, сказала защитница. Ставицкая утверждает, что «никаких доказательств», подтверждающих вину ее клиента, в деле нет.

24 апреля Басманный суд Москвы арестовал бывшего первого заместителя руководителя Следственного управления Следственного комитета России (СКР) по Карачаево-Черкесии Казбека Булатова, его бывшего подчиненного, старшего следователя по особо важным делам Андрея Филиппова и начальника центра противодействия экстремизму МВД КЧР Тимура Бетуганова. СКР обвиняет их в превышении должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). По данным следствия, находясь в дружеских отношениях с членом Совета Федерации от КЧР Рауфом Арашуковым, они препятствовали расследованию дела о его причастности к политическим убийствам и выявлению преступного сообщества, действовавшего на территории Северного Кавказа и находившегося под контролем Рауфа Арашукова и его отца Рауля Арашукова. Последнего следствие считает организатором преступного сообщества, существовавшего на территории Северо-Кавказского федерального округа и похитившего у «Газпрома» газ на сумму более 30 млрд рублей. Арашуков-старший, а также ряд руководителей региональных подразделений «Газпрома» на Северном Кавказе также заключены в СИЗО.

27 июня Басманный суд продлил срок ареста Рауфа Арашукова и других фигурантов громкого дела до 30 сентября.

Источник: bfm.ru