Уволенный детский трансплантолог Михаил Каабак рассказал о своем уголовном деле

Михаил Каабак заявил Business FM, что ждет прекращения этого уголовного дела. О его увольнении стало известно на прошлой неделе. Он единственный в России врач-трансплантолог, проводивший пересадки почек грудным детям

Бывший руководитель трансплантационной программы в ФГБНУ РНЦХ имени академика Петровского Михаил Каабак. Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Уволенный детский трансплантолог Михаил Каабак оказался фигурантом уголовного дела. Как он рассказал Business FM, уголовное дело возбуждено по статье «халатность» еще в 2016 году из-за смерти несовершеннолетнего пациента — 17-летнего подростка.

Прокуратура обвиняет медиков в использовании якобы несертифицированного препарата «Алемтузумаб». Этот вывод следствие сделало из экспертизы главного трансплантолога Минздрава Сергея Готье.

Смерть молодого человека произошла из-за того, что его мать сама отказалась от продолжения лечения, сказал Михаил Каабак радиостанции.

— Уголовное дело стало возможным благодаря ошибочному заключению Сергея Владимировича Готье об отсутствии «Алемтузумаба» в международных клинических рекомендациях по трансплантации почки и об отсутствии клинических испытаний «Алемтузумаба» в России. И то и другое мы опровергли с помощью документов, а именно международных клинических рекомендаций и посредством сведений и документов о клинических испытаниях «Алемтузумаба», которые проводились в России в 2006 году под руководством Сергея Владимировича Готье. Я в статусе обвиняемого, но никаких мер пресечения. Мы ждем прекращения этого уголовного дела, но следователю для принятия правильных решений нужна тишина. То, что сейчас происходит вокруг этого уголовного дела и отнюдь не по нашей инициативе, тишиной назвать никак нельзя.

— Как сейчас обстоят дела с центром, куда переведены дети?

— Дети из центра находятся в разных местах: кто в реанимации, кто по домам, в зависимости от их соматического статуса, и ожидают разрешения этого конфликта. На днях ожидается встреча пациентов вместе с юристами, с представителями Минздрава для обсуждения дальнейших действий, направленных на преодоление этого недоразумения. Мы с Минздравом общались только через телевизор, пока приглашения оттуда не было, я к диалогу полностью готов. Первая моя просьба, которая будет обращена к Веронике Игоревне в случае, если подобная встреча состоится, это будет просьба лично принять участие: это самый тяжелый ребенок на сегодняшний момент, который находится в реанимации Российской детской клинической больницы, у него не полностью сформирован противоинфекционный иммунитет, ему необходимо сформировать иммунитет против 12 инфекций как минимум. Это требует нескольких недель, четыре недели уже потеряны. Все, что от меня исходит, все мои рекомендации, — это нежелательные рекомендации, я нежелательная персона.

— Минздрав официально заявлял, что в центре имени Шумакова делают операции детям весом от 3,5 килограмма. Новые пациенты могут там получить помощь?

— В том, что говорит Минздрав, есть известная доля лукавства. Дети действительно начинают оперироваться с трех килограммов в институте Шумакова, но им делается трансплантация печени, а именно части печени от взрослого донора. Трансплантация почки отличается от трансплантации печени тем, что приходится пересаживать взрослую почку целиком, ее анатомически разделить невозможно. По имеющимся у нас неофициальным сведениям, минимальный вес ребенка, которому делали трансплантацию почки в институте Шумакова, — девять килограммов.

Заместитель генерального директора центра имени Димы Рогачева, член-корреспондент РАМН Алексей Масчан знает Михаила Каабака более 30 лет, со времен работы в Российской детской клинической больнице имени Пирогова. По его словам, в медицинском сообществе возмущены произошедшим.

Алексей Масчан заместитель генерального директора центра имени Димы Рогачева, член-корреспондент РАМН «Он стал жертвой многоходовой интриги, которая, к сожалению, промотировалась и управлялась одним очень известным отечественным трансплантологом. Фактически Михаила Михайловича и его коллег, которые ушли из Центра хирургии имени Петровского, обманули. Их пригласили на работу в Центр здоровья детей — организовывать и развивать службу трансплантации. Когда они уволились из своего центра хирургии, оказалось, что для них в Центре здоровья детей места нет. То есть люди с многолетним стажем, мотивированные и крайне уважаемые специалисты остались на улице. И те, кто предъявляет сейчас обвинения Михаилу Михайловичу в том, что он пользовался непроверенными методами лечения, просто лгут. Я был тем, кто вместе с Михаилом Михайловичем разрабатывал этот новый метод лечения, который дал прекрасный результат, прекрасную выживаемость трансплантата с низкой токсичностью. Фактически новатор, который помог сотням детей начать жить нормальной жизнью, не зависимой от гемодиализа, оказался на улице. Я и многие мои коллеги крайне возмущены этим».

Редакция Business FM направила запросы в Следственный комитет и Минздрав.

Об увольнении сотрудников Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей стало известно на прошлой неделе. Медикам отказали в сотрудничестве, когда они пытались перевестись в центр на полную ставку. По версии Минздрава, это было решением клиники: в Центре детской хирургии просто нет свободных вакансий. Сами сотрудники утверждают, что дело в препарате «Алемтузумаб», использование которого практикует только команда Михаила Каабака.

Источник: bfm.ru