«У нас не принято настаивать на ответе в общении с первыми лицами государства»

Среди тем пресс-конференции Владимира Путина: повышение пенсионного возраста, возможность ядерной войны, экономический рост, санкции и убийство журналистов в ЦАР

Владимир Путин на пресс-конференции. Фото: пресс-служба президента РФ

Один из немногих острых вопросов президенту задал специальный корреспондент «Новой газеты» Илья Азар — об убийстве российских журналистов в Центральноафриканской республике и возможной причастности к преступлению ЧВК «Вагнер», руководителем которой называется бизнесмен Евгений Пригожин («повар Путина»).

Владимир Путин президент Российской Федерации «Все мои повара — сотрудники Федеральной службы охраны, они люди военные, в разных званиях находятся. Других поваров у меня нет. Надо, чтобы это было ясно, чтобы мы к этому не возвращались. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки, это их дело, здесь ничего страшного нет, это такая политическая возня происходит. Теперь по поводу «Вагнера» и того, что люди делают. Все должны оставаться в рамках закона. Все. Мы можем запретить частную охранную деятельность, но стоит только это сделать, я думаю, к вам придут с большим количеством петиций с требованиями защитить этот рынок труда. Если эта группа «Вагнера» что-то нарушает, тогда Генеральная прокуратура должна дать правовую оценку. Теперь по поводу их присутствия там за границей. Если, повторяю еще раз, они не нарушают российского закона, они вправе продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты».

В Генпрокуратуре России после отметили, что им не известно о каких-либо противоправных действиях ЧВК «Вагнер». По закону, частные военные компании до сих пор не были легализованы.

Прозвучал еще один вопрос Ильи Азара: как Путин относится к аресту 77-летнего правозащитника Льва Пономарева за пост в Facebook?

Владимир Путин президент Российской Федерации «В отношении Пономарева принято решение судом за призывы к несанкционированным акциям. Я не хочу подвергать сомнениям решение судебных инстанций. Не ставлю под сомнение справедливость принятого решения».

Жестко Владимир Путин высказался о церковном расколе на Украине. «Это будет церковь не Московского прихода, а Стамбульского прихода», — заявил президент, уличив Вселенского патриарха в жажде наживы.

Владимир Путин президент Российской Федерации «Посмотрите, какая зависимость наступает от Турецкого патриархата: там и назначения, и деньги, что самое главное. Я думаю, это главный побудительный мотив Варфоломея: подчинить территорию, а потом еще и зарабатывать на этом. Кроме, конечно, подсказки из Вашингтона. То, что госсекретарь позвонил по этому вопросу в Киев, ни в какие ворота не лезет. Абсолютно недопустимая вещь».

В это же время Верховная рада Украины принимала закон о том, чтобы обязать Украинскую церковь Московского патриархата сменить название.

Одним из первых Путину был задан вопрос об опасности ядерной войны. Глава государства исходит из того, что ее не будет, но отметил, что «мы сейчас наблюдаем развал сдерживания гонки вооружений». По словам президента, Россия создает новое оружие в ответ на действия других стран: например, из-за ультиматума США о выходе из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Владимир Путин президент Российской Федерации «Очень трудно себе представить, как будет развиваться ситуация дальше. А если эти ракеты появятся в Европе, что нам делать? Конечно, надо будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами. Пусть потом не пищат по поводу того, что мы добиваемся каких-то преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем, обеспечиваем свою безопасность».

Сегодняшние высказывания президента на ежегодной встрече с журналистами Business FM обсудила с политологом Георгием Бовтом:

— На этот раз большую часть пресс-конференции заняли вопросы региональных и нишевых СМИ. Общеполитических вопросов было сравнительно мало. Чем вы можете это объяснить?

— Когда провинциальные журналисты задают вопросы, они, в основном, либо лоббируют какие-то свои мелкие интересы, либо выражают глубокую признательность Путину за то, что он есть. От них я еще пока не слышал ни одного острого вопроса, кроме женщины из Рязани, которая спросила про убитого мужа обманутых дольщиков, вопрос был довольно неконкретен. В общем, это хороший способ избежать острой постановки вопроса. Хотя, Путин уже не раз говорил, что любая постановка вопроса ему абсолютно по зубам. Он умеет уходить от ответов на практически любые вопросы, сколь бы остро они не были заданы. Переспрашивать, уточнять и настаивать на ответе у нас не принято в самой журналистской культуре в общении с первым лицом, как это происходит на Западе: нет, вы не ответили, я требую ответа. У нас так не принято разговаривать с первыми лицами государства.

— Что из прозвучавшего вам кажется политически значимым?

— Вот это сложный вопрос. Если следить за политикой, то все, о чем говорил Путин, он говорил и раньше. Это такое напоминание позиции действующего президента по актуальным проблемам современности.

— Какие актуальные вопросы, и, соответственно, ответы на них, на ваш взгляд, не прозвучали?

— Как я и предполагал, отношения с США были упомянуты вскользь. Это острая тема, Москва не хочет нарываться и давать повод для новых санкций в свой адрес. Кроме того, не прозвучал вопрос о «Русале» и En+, с которых Минфин США собирается снять санкции, но на таких условиях, что мама не горюй. Смена структуры собственности немного напоминает постановку под иностранный контроль стратегически важной компании. Мне кажется, в Кремле пока еще просто нет адекватного варианта ответа на предложение, от которого нельзя отказаться. Путин мог сам поднять этот вопрос, не дожидаясь пока его спросят журналисты, но он этого не сделал.

Владимир Путин также обратил внимание на опасность, которую несет создание баллистических ядерных ракет в неядерном исполнении. «Да хрен ее знает — она в ядерном или в неядерном. Поди потом разберись!», — заметил глава государства.

Источник: bfm.ru