Вертолёты вместо амфибий или вместо награды – обвинение

Завершено следствие по уголовному делу в отношении экс-главы финансово-экономического департамента МЧС Раиса Ахмадеева и бывшего директора департамента развития МЧС Александра Томашова. Оба обвиняются в нецелевом использовании 1,7 млрд рублей. Адвокат Ахмадеева Рубен Маркарьян назвал это дело странным, так как действия обвиняемых привели не к ущербу государственным интересам, а к выгоде для страны. Купленная на эти деньги «нецелевая» техника сейчас тушит пожары в Сибири.

Газета «Коммерсантъ» в своей публикации приводит выдержки из постановления о предъявлении обвинения в окончательной редакции. По нему Раис Ахмадеев в марте-июле 2016 года, пользуясь своим служебным положением и «вопреки обязанностям эффективно использовать бюджетные средства по их целевому назначению», израсходовал их на закупки, «не соответствующие условиям получения» денег. По версии следствия, Ахмадеев вопреки заключённому между МЧС и ОАО «Таганрогский авиационный научно-технический комплекс имени Г. М. Бериева» договору на поставку шести самолетов-амфибий Бе-200ЧС, «сформировал преступный умысел» потратить деньги на другие цели, создав при этом «видимость, что действует во исполнение решения коллегии МЧС России» и направил выделенные на это из федерального бюджета 1,7 млрд рублей на приобретение двух вертолетов Ми-8, 110 пожарных машин, а также другой пожарно-спасательной техники для подразделения МЧС России.

Издание приводит и комментарий адвоката Ахмадеева Рубена Маркарьяна, который считает данное уголовное дело, по меньшей мере, странным, так как действия обвиняемого привели не к ущербу государственным интересам, а к выгоде для страны.

Следует отметить, что обнародование завершения следствия совпало с горячей стадией борьбы с лесными пожарами в Сибири, которые уже вылились в народное возмущение, подогреваемое прогнозами экспертов о грозящей экологической катастрофе. Общественное мнение всех собак повесило по традиции на МЧС, хотя по действующему в настоящее время распределению ответственности за сохранение лесов, в том числе от пожаров, отвечает субъект Федерации, Рослесхоз вместе с подчинённой ему структурой Авиалесоохрана, Министерство обороны в части своих земель. МЧС отвечает за пожарную безопасность населенных пунктов и объектов инфраструктуры (энергетика, стратегические предприятия, трубопроводы, дороги и т.д.). Такое распределение привело к тому, что советские лесопожарные центры и почти 200 тысяч лесников были практически утрачены, так как регионы на их финансирование выделяли средства по остаточному принципу. О том, что такое положение дел обернулось катастрофой, стало понятно еще в 2010 году во время масштабных природных пожаров по всей России. Тем не менее, МЧС по мере выделяемого финансирования закупает технику для тушения лесных пожаров и участвует в борьбе со стихией.

В 2016 году, когда и происходили события, вылившиеся в уголовное дело, финансирование ведомства в течение двух лет подвергалось секвестированию, а заработные платы бюджетников в течение трех лет не индексировались. О том, какая зарплата у пожарных МЧС страна узнала недавно в ходе июньской прямой линии с Президентом. Благодаря его вмешательству, она поднялась до 23 тысяч рублей.

В такое напряжённое время, в начале 2016 года выясняется, что контракт по поставке МЧС самолётов Бе-200ЧС вновь срывается – 2 самолета запланированных контрактом на 2016 год с очень высокой долей вероятности поставлены не будут. Также, как и годом ранее, и в 2013-14 годах, хотя завод аванс по контракту получил.

Как рассказал Ахмадеев, руководство министерства на четвертый год ожидания принимает коллегиальное решение зарезервированные для оплаты этих самолётов ассигнования направить на закупку другой остро необходимой пожарно-спасательной техники.

В утвержденном плане закупок по причине срыва контракта не было расходов на покупку самолётов-амфибий, зато предлагалось приобрести два вертолёта Ми-8 и 110 современных пожарно-спасательных машин – тех, которые тушат пожары, имеют оборудование для резки метала, и многое другое, вплоть до небольшой электростанции для освещения или питания при чрезвычайных ситуациях. Закупочными структурами МЧС были проведены соответствующие конкурсы, заключены и подписаны контракты. В октябре-ноябре МЧС подготовило и передало в Минфин необходимые изменения в сводную бюджетную роспись, согласованные  и совершённые в мае без внесения изменений в закон о бюджете в соответствии с действующим законодательством.

Зарезервированные же на оплату двух самолётов-амфибий ассигнования в ноябре-декабре 2016 года (после внесения изменений в закон о бюджете) были использованы для увеличения фондов оплаты труда гражданских спасателей — выплаты премий за службу по итогам года (400 млн рублей), оплаты 2 вертолетов Ми-8 (700 млн рублей), частичной оплаты контрактов на приобретение пожарно-спасательных машин (700 млн рублей).

Как заметил адвокат Рубен Маркарьян, выходит, именно это – закупка жизненно необходимой техники и выплата премий спасателям МЧС и вменяется в вину Ахмадееву и Томашову. То, что во время ежегодных летних пожаров в Сибири вертолеты МЧС совершают сотни боевых вылетов, эвакуируют людей, пожарные машины тушат огонь, подбирающийся к населенным пунктам и объектам инфраструктуры.

Более того, их обвиняют в том, что Таганрогский авиазавод выплатил МЧС (а фактически в бюджет страны) штрафных санкций в размере почти 200 млн рублей, в том, что Ахмадеев не позволил неэффективного расходования средств и не допустил оплаты непоставленного товара.

То есть, не боролся бы Ахмадеев за эффективность каждого бюджетного рубля, не было бы сейчас у МЧС двух вертолётов и сотни пожарно-спасательных машин, а несколько тысяч гражданских спасателей в конце 2016 года не получили бы существенные премии. И не был бы он сейчас фигурантом уголовного дела. Так получается?

 

Источник: kitchenremont.ru