Срок придет по почте: липчанке, заказавшей лекарство из-за границы, грозит реальное заключение

Правоохранители утверждают, что речь идет о контрабанде запрещенных веществ. Является ли история Дарьи Беляевой исключительной и почему вообще она возникла?

Фото: depositphotos.com

В России за вещества, схожие по химической структуре с наркотическими, предполагается ответственность как за наркотики. Практика позволяет органам следствия не устанавливать, схоже ли воздействие на организм у этого вещества или схожа только его химическая структура.

В 2015 году был принят закон о новых потенциально опасных активных веществах, который обязал МВД вести учет потенциально опасных веществ и публиковать их реестр на своем сайте. Этот закон уже четыре года не исполняется, а перечень веществ, которые могут быть признаны «производными», не ведется, говорит юрист Института прав человека Арсений Левинсон.

Арсений Левинсон юрист Института прав человека «В нашей практике огромное количество таких примеров, когда люди заблуждались на счет легальности того или иного вещества. Сейчас стало известно о еще одном случае приобретения антидепрессантов, которые признали производным мефедрона, и там человек содержится в СИЗО. Есть история, где гражданина Китая обвинили в контрабанде производных наркотиков в особо крупном размере, а он был убежден, что везет спортивное питание. Эти вещества на территории Китая никак не контролировались, а в России ему грозило до пожизненного заключения, но его оправдал суд присяжных».

Увы, число дел, рассматриваемых в России с участием присяжных, крайне невелико и исчисляется десятками в год, а число осуждаемых по «наркотическим» статьям превышает 100 тысяч в год. Проблема системная, считает бывший прокурор, координатор благотворительного фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров.

Алексей Федяров координатор благотворительного фонда «Русь сидящая» «Контрабанда наркотиков достаточно сложно раскрывается, и показатели всегда слабые по ним. Поэтому они придумывают такие вот случаи, чтобы хоть как-то натянуть и в показателях отметить, что они пресекли канал поступления наркотических средств в Россию. Абсолютно «палочная» система. Вот этот случай будет фигурировать по статистике как пресечение каналов сбыта наркотиков в Россию. Таких случаев полно, особенно всякие травы лекарственные постоянно к этому подтягивают. В любом случае в данной ситуации правоохранительные органы должны ориентироваться на умысел человека, ведь однозначно здесь не было умысла на перемещение через границу наркотических или психотропных веществ».

Даже не говоря об отсутствии умысла — а это очень важная юридическая категория — в случае с Дарьей Беляевой речь идет о лекарстве, которое совершенно официально используется в странах Европы и США для лечения ее болезни. При его производстве не используются наркотики, и само оно наркотиков не содержит. Эти аргументы — чисто теоретически — должны привести к тому, что любой суд такое творчество следователей должен завернуть. Но это, увы, лишь теоретически. Сегодняшние российские суды, как правило, поддерживают даже не обвинение, а следствие. Число оправдательных приговоров не превышает полпроцента.

Источник: bfm.ru