Не носите росгвардейцев на руках. За шутку для москвича запросили год условно

Защита Исляма Малекова пыталась убедить суд, что поднятие на руки патрульного не является насилием над представителем власти, а самого росгвардейца нельзя отнести к таковым

Ислям Малеков. Фото: страница Исляма Малекова «ВКонтакте»

Один год лишения свободы условно — такое наказание потребовала прокуратура для 27-летнего жителя Москвы Исляма Малекова. Летом этого года он неудачно подшутил над росгвардейцем — поднял его на руки в метро и пронес над полом несколько метров. Гособвинение настаивает, что Малеков применил насилие в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). В свою очередь, защитник подсудимого попросил его оправдать.

Прения сторон в Тверском суде Москвы стартовали с задержкой в полтора часа. Пока ждали начала процесса, Малеков — высокий мужчина интеллигентного вида — заметно нервничал и дважды выходил покурить.

Речь прокурора выдалась краткой. Он напомнил, что в ходе судебного процесса подсудимый вину не признал. «Однако он пояснил, что совершил противоправные действия и сожалеет об этом», — сказал гособвинитель. По его мнению, вина подсудимого подтверждается материалами дела, показаниями свидетелей и потерпевшего. Заметив, что в деле отсутствуют отягчающие вину подсудимого обстоятельства, он запросил для подсудимого один год лишения свободы условно с испытательным сроком на год.

Однако защитник подсудимого Юрий Сергейчик был противоположного мнения. Он заявил, что инкриминируемое Малекову преступление его подзащитный не совершал, а доказательства его вины в применении насилия в отношении представителя власти в уголовном деле отсутствуют.

Шутка без личной неприязни

По мнению защитника, обвинение построено на двух видеозаписях, происхождение которых не раскрыто, а также на показаниях потерпевшего и свидетелей. «Эти показания, вопреки доводам государственного обвинителя, не свидетельствуют о «внезапном возникновении у Малекова личных неприязненных отношений, вызванных исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей», — сказал адвокат.

Он опроверг доводы прокуратуры о том, что Малеков якобы преследовал цель «воспрепятствовать законной деятельности потерпевшего» и «помешать военнослужащему войск Национальной гвардии выполнять должностные обязанности». «Перечисленные доводы обвинения — это лишь набор слов, официальных юридических штампов, который не подкреплен имеющимися в деле документами», — был уверен защитник.

Адвокат напомнил позицию подсудимого, который утверждал, что перепутал рядового Александра Матвеева со своим знакомым Дмитрием Кузиным, который также служил в Росгвардии. Увидев его 6 мая 2018 года в вестибюле станции метро «Сухаревская», он решил над ним подшутить.

«Эти действия не были агрессивными, они не были связаны с нахождением потерпевшего в форменном обмундировании, выполнением им каких-либо обязанностей по службе. Малеков не расценивал Матвеева как представителя власти, а просто хотел пошутить над своим знакомым, которого неожиданно для себя встретил», — настаивал защитник.

Адвокат отметил, что у Малекова отсутствовал умысел на применение насилия в отношении представителя власти. «Ответственность же за применение насилия к представителю власти по неосторожности действующим законодательством не предусмотрена, а потому в действиях подсудимого отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ», — сказал он.

Защитник обратил внимание суда на то, что шутка Малекова не представляет никакой общественной опасности. «И, наконец, это деяние не запрещено Уголовным кодексом, поскольку потерпевший не являлся представителем власти», — сказал он.

Росгвардеец — не представитель власти

Адвокат отметил, что, согласно примечанию к ст. 318 УК РФ, представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а стрелок второго отделения четвертого патрульного взвода третьей патрульной роты войсковой части № 3747 Матвеев таковым не являлся.

«Из материалов дела следует, что Матвеев в интересующий нас момент времени занимался, несомненно, благородным и полезным делом, а именно объяснял иностранным гражданам, как проехать в Кремль, — указал адвокат. — Он не требовал от граждан соблюдения общественного порядка, прекращения противоправных действий, не пресекал преступления, административные правонарушения и противоправные действия. То есть полномочия войск национальной гвардии Матвеев в это время однозначно не реализовывал».

Завершая свое выступление, адвокат отметил, что обвинение пытается создать прецедент и не допустить неуважительного отношения к Нацгвардии. «Однако хочу обратить внимание, что, несмотря на несение службы, Матвеев все же не был представителем власти. Я прошу оправдать моего подзащитного», — обратился к суду Юрий Сергейчик.

Сам подсудимый был краток. В последнем слове он сообщил, что, если бы пришел потерпевший, он бы «еще раз перед ним извинился». «Вину не признаю», — сказал Ислям Малеков.

Покидая суд, защитник признался Business FM, что испытывает смешанные чувства от запрошенного наказания. «В данной ситуации просить даже условное лишение свободы за такой поступок — это бред. Но с другой стороны, реальный срок не запросили, тоже неплохо», — сказал Юрий Сергейчик.

Приговор судья Оксана Горюнова обещала огласить 17 декабря в 11 утра. Если она все же сочтет доказанной вину Малекова в «применении насилия в отношении представителя власти», то по ч. 1 ст. 318 УК РФ она может назначить подсудимому штраф в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Источник: bfm.ru