Москва — Минску: интеграция или платите дороже. Комментарий Георгия Бовта

Глава Белоруссии встретится с Владимиром Путиным. Незадолго до этого Александр Лукашенко отказался называть Россию братским государством

Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент России Владимир Путин встретится 25 декабря с главой Белоруссии Александром Лукашенко, который приедет в Москву с рабочим визитом. Официальные анонсы предстоящих переговоров довольно скупы: президенты обсудят ключевые вопросы отношений и перспективы продвижения интеграционных процессов на евразийском пространстве.

В самый канун встречи Лукашенко отказался называть Россию братским государством, так как отношения двух стран стали восприниматься по-другому. По его словам, Россия является ключевым внешним партнером для Белоруссии. О чем же пойдет разговор в Москве?

Недавно в российских политических кругах прошел слух о том, что Москва добивается более глубокой интеграции с Белоруссией, вплоть до ее присоединения к России и формирования единого государства во главе с Путиным и Лукашенко в роли второго лица. Что, впрочем, уже успел опровергнуть пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков — косвенно.

В любом случае данный вопрос еще может вполне пребывать в ранге фантастического слуха как минимум до 2021 года, до очередных выборов в российскую Госдуму и таких же очередных выборов президента Белоруссии. В России не принято так далеко загадывать и строить столь сложные планы. Главный вопрос для Москвы — это конфигурация российской власти после 2024 года. Все остальное — второстепенно. До 2024 года еще очень далеко и ничего не понятно.

Между тем уже сегодня российско-белорусские отношения портят текущие проблемы, и прежде всего это цена на российские энергоносители. Недавно на саммите Евразийского союза два президента публично поспорили. Лукашенко поднял тезис о равенстве условий для всех хозяйственных субъектов и посетовал на то, что российский газ для Белоруссии почти в два раза дороже, чем для соседней Смоленской области. Путин возразил: мол, все же 129 долларов за тысячу кубометров — это не 250, как для Германии.

Возможно, торг по ценам на газ может продолжиться на уровне президентов. Однако вряд ли Минск станет шантажировать Москву тем, что будет покупать американский сжиженный газ, как Польша.

Еще более острый вопрос — цены на российскую нефть. В России меняется система налогообложения нефтяной отрасли, происходит так называемый налоговый маневр. В результате экспортная пошлина на нефть к 2024 году обнулится, а акцент будет сделан на налог на добычу полезных ископаемых.

До недавних пор, продавая Белоруссии нефть беспошлинно, Москва фактически субсидировала белорусскую экономику. Белоруссия, в свою очередь, затем экспортируя полученные из дешевой российской нефти нефтепродукты, по сути, сумму этой экспортной пошлины присваивала.

За 2012-2017 годы Белоруссия в форме скрытых нефтегазовых субсидий выиграла, по некоторым подсчетам, не менее 30 млрд долларов, что составляет примерно 8% белорусского ВВП за этот период. Оценка такого трансферта в 2018 году — около 4,3 млрд долларов, это примерно такая же доля ВВП.

Если бы, к примеру, Россия получила в прошлом году трансферт извне в размере 8% ВВП, то он превысил бы 120 млрд долларов. Это помогло бы решить сразу все социальные цели, поставленные в «майском» указе Путина.

И вот Лукашенко уже подсчитывает свои убытки. По его словам, за минувшие три года из-за российского налогового маневра белорусская экономика потеряла почти 4,5 млрд долларов, а до 2024 года недосчитается еще 10,5 млрд.

В будущем году Минск оценивает потери от налогового маневра в 383 млн долларов при цене за баррель в 70 долларов. Лукашенко хочет компенсаций.

Роль жесткого переговорщика с российской стороны на сей раз выпала премьеру Дмитрию Медведеву. 13 декабря на заседании в Бресте союзного Совмина он озвучил такую позицию Москвы: мол, если Минск пойдет на «глубокую интеграцию», тогда и сможет претендовать на преференции.

Теоретически вариантов компенсации для Белоруссии может быть два: снижение стоимости нефти для республики или прямой межбюджетный трансферт. Можно еще выдавать кредиты, а также расширить допуск белорусских товаров на российский рынок.

Переговоры на уровне вице-премьеров, которые должны были подготовить почву для переговоров на уровне президентов, были сорваны. Российское правительство пока ответило жестким отказом платить Минску компенсации.

Теперь все карты на руках у Путина. Один из козырей — это как раз слух-страшилка о том, что Москва собирается прессинговать Минск на предмет «глубокой интеграции», то есть потери независимости.

Как переговорный ход по состоянию на конец 2018 года, возможно, это выглядит и сильно. Однако тут важно не переборщить, чтобы Лукашенко не стал нам, как Порошенко, и мы не утратили какую-никакую лояльность важного союзника на западном направлении.

Источник: bfm.ru