«Меня всю колотит и трясет, но я пойду до конца». Родственники отняли квартиру у 91-летней бабушки

Прасковья Петровна Широколобова второй год безуспешно пытается вернуть свою квартиру в доме на улице Курашова в Якутске. Она утверждает, что лишилась жилья «благодаря» племяннице и зятю.

В 2016 году Прасковья Петровна решила продать дом в Нижнем Бестяхе и купить квартиру в столице республики. К этому времени в частном доме с печным отоплением и без необходимых для пожилого человека удобств она жила одна. Муж переехал в дом престарелых в Депутатский, а единственный сын, который любит прикладываться к бутылке, «был в загуле и пропал». За помощью с продажей и покупкой нового жилья она обратилась к племяннице и зятю, Виктории и Валерию Поповым. Прасковья Петровна по совету родственников оформила завещание на племянницу, продала дом за 6 миллионов рублей и все счета доверила зятю. Валерий купил 2-комнатную квартиру в Якутске и оформил ее на себя.

«Думала, он оформил документы на меня, а оказалось — наоборот. Сам все время говорил, что обманут, я сам все решу. Они купили мне квартиру по соседству со своей. Я переехала сюда, купила две кровати, диван, люстры, стиральную машину и пылесос. Прописала себя и сына. Одно время я захотела переехать обратно в Нижний Бестях, попросила документы, тогда выяснилось, что квартира не моя. Говорю: перепиши на меня, мои же деньги. Он все отнекивался, и дело дошло до суда. Я не ожидала такого от родственников. Племянница — дочка моей младшей сестры. Мы никогда не ругались, потом — раз и такое. Их деньги побесили, разум затмили. Меня всю колотит и трясет. Я больше не могу, устала от всего этого. Давление постоянно мучит. Пью таблетки. Но я пойду до конца, сколько хватит сил», — рассказывает пожилой человек.

Прасковья Петровна хочет оставить квартиру сыну. Несмотря на то, что по факту она ей не принадлежит, старушка уже написала завещание.

Поддерживает бабушку Владимир Володин: сопровождает в суде, помогает в быту. Он называет себя человеком сторонним. Объяснил: его родители дружили с Прасковьей Петровной, когда еще жили в Нижнем Бестяхе. Она ему как бабушка, поэтому он не смог остаться в стороне, когда случилась такая беда. 

«Валерий и Виктория нашли свидетелей со стороны, якобы все было сделано с ее согласия. Прасковья Петровна хоть и плохо видит и слышит, но у нее все хорошо с памятью. Она хорошо соображает. Просто родственники решили сами распорядиться ее наследством, а у нее ведь семья: муж больной, какой-никакой, но сын. Это ее наследник. Я пытался разговаривать с Валерой на эту тему, но он только и делает, что избегает и игнорирует. Они просто выбрали такую позицию. Они утратили все родственные отношения. Прасковья Петровна поднимала Вику, ее мама — родная сестра. Она очень добрый и гостеприимный человек. Ее половина Бестяха, наверно, знает. Поэтому все, кто ее знают, не остаются равнодушными.

Чувствуется, что Поповы юридически подкованы. Валерий Попов работал в органах. Они все так хорошо сделали, красиво обставили, что мы проигрываем суд за судом. Получается, что он во всем прав. Они еще своевременно развелись, и [он] переоформил квартиру на бывшую жену. Но есть факт: человек обманут и остается без жилья. Они не хотят ни с кем общаться. У Вики есть родная сестра Ира. Та со слезами меня просит: я не могу против сестры пойти, ты, Володя, не бросай бабушку. Родственники и бьют, и плачутся. Ситуация непростая», — рассказал Владимир Володин.

По информации юриста Прасковьи Петровны, судебные тяжбы продолжаются с конца 2017 года. Два суда бабушка выиграла. Суд предписал Валерию Попову выплатить по двум искам 1 200 000 и 4 600 000 рублей. Прасковья Петровна готова отказаться от последней суммы, чтобы ей вернули квартиру. Сегодня законным владельцем является Виктория. Недавно бабушке пришло решение суда, где сказано, чтобы она покинула квартиру до 1 июня текущего года.

«До покупки квартиры и в ходе судебных разбирательств Поповы разводились. Обнуляя и обновляя свой брак, они уводили собственность, то есть, подозреваю, это были преднамеренные действия, чтобы завладеть квартирой. Хотя по факту они до сих пор живут вместе и ведут общий быт, выкладывают в соцсети совместные семейные фото. Бабушка сама говорит, что Валерий постоянно приходит туда. Она же все видит, они живут в соседних квартирах. Законных путей, чтобы отсрочить выселение бабушки, не осталось. Предыдущий адвокат не сделала обеспечение иска, чтобы по квартире не велось никаких регистрационных действий. Поповы этим и воспользовались», — отметила юрист Саина Васильева.

Как рассказал News.Ykt.Ru сам Валерий Попов, он стал жертвой расчетливой бабушки. По его словам, Прасковья Петровна сама попросила оформить квартиру на его имя, так как не хотела связываться с родственниками. Во-первых, она не хотела делить квартиру с мужем, во-вторых, она боялась сына-уголовника, который отсидел в тюрьме 18 лет, и его подруги. Она считала, что они могут лишить ее жизни из-за квартиры.

«Я сперва отказывался оформлять квартиру на себя, меня бы не поняли на работе. Тогда я работал на китайском рынке. Но она настояла, говорила, что я единственный мужчина, которому она доверяет. Ну я и согласился, потому что знал, что она с мужем и сыном „на ножах“. Она же из-за сына сюда переехала, он ее бил. Однажды Прасковья Петровна даже услышала, как сын и его подруга хотели ее задушить подушкой. Она боялась за свою жизнь и оформила завещание на племянницу. Сказала: приезжайте, не доживу. И вот, год она прожила как у Христа за пазухой. Потом родственники — сын и его подруга, — знающие, что квартира оформлена на меня, начали уговаривать бабушку, якобы она не знала и я завладел квартирой мошенническим путем. Сколько я перенес с позапрошлого года грязи, лжи и обмана. Эта старушка прикидывается овечкой, но вы бы видели, как она выступает на суде. На сегодняшний день для меня ее не существует. Я знал ее как тетю Валю, а сейчас она, оказывается, Прасковья Петровна. Она там выдавала такое… короче, подорвала мне здоровье. Из-за нее мы развелись с женой. Сейчас по двум искам я оплачиваю через судебных приставов почти 6 миллионов рублей. Когда суд прошел, я хотел ее выгнать, а Виктория отказывалась, говорила: нет, это же моя тетка. И на этих ругательствах мы и разошлись. У меня были нервные срывы. На этой почве я не мог ни с кем разговаривать. Разладились все семейные отношения. Я вообще никогда не думал, что столкнусь с подобным. Меня и так прославили. Она играет на публику. Рассказывает всем: вот он в полиции работает, украл квартиру. Потом время проходит, а она: хи-хи, ха-ха. Она трехличная! Она все понимает и знает, но в своем уме», — сообщил Валерий Попов.

С самого начала, продолжил Валерий, они защищали бабушку. Если бы они согласились, пошли на поводу у ее семьи и переоформили квартиру, то ситуация была бы намного хуже. Бабушка долго бы не прожила.

«Ее просто выкинут, она им не нужна. Мы как изначально договорились? Она живет в квартире до конца жизни. Потом она продается и покупается квартира в другом месте, потому что мне соседство с Геной (сыном Прасковьи Петровны) не нужно. Потом такие суды пошли, что я аж опешил. Я думал: разберемся быстренько, что да как. Но на суде бабушка встала на их сторону и начала такое выдавать. Мне просто стыдно за пожилую женщину, что она так завралась и сама себя переубедила. Сейчас я говорю, простите. Они что хотят? И в квартире жить, и деньги получать? Но также не бывает. На мне висит 6 миллионов рублей. Я ежемесячно хожу к приставам, как на работу. Рассчитываюсь как могу, плюс еще оплачиваю алименты. Денег вообще не остается. Я весь в долгах. Это такая грязная история, не стоит в ней копаться», — подытожил Валерий.

Отметим, что несмотря на предписание суда о выселении, Прасковья Петровна все еще остается в квартире. Накануне бабушку посетила уполномоченный по правам человека Сардана Гурьева, к которой Прасковья Петровна обратилась с жалобой. В ходе беседы пожилая женщина сообщила, что проживает одна, является инвалидом, оплачивает самостоятельно жилищно-коммунальные услуги, услуги по электроэнергии, отоплению, газо- и водоснабжению.

Содержащаяся в жалобе информация требует проверки, отметили в ведомстве после встречи. Сардана Гурьева инициировала обращение в адрес компетентных органов. Жалоба находится на особом контроле уполномоченного по правам человека в Якутии .

Источник: news.ykt.ru