Крупный бизнес не спешит финансировать проекты якутских ученых

На этой неделе депутаты Ил Тумэна и научная общественность обсудили участие республики в национальном проекте «Наука». Национальный проект «Наука» представляет из себя российскую госпрограмму по развитию отечественной науки с 2019 по 2024 год. 

За эти пять лет государство планирует вложить в российскую науку более 400 миллиардов рублей из федерального бюджета и привлечь более 230 миллиардов из внебюджетных источников. Таким образом, предполагается, что российские предприниматели готовы вкладывать средства в научные разработки.  

Так, нацпроектом «Наука» анонсировано создание на территории России в течение будущей пятилетки не менее 15 научно-образовательных центров, но все они должны создаваться на основе кооперации научных организаций с организациями реального сектора экономики. Причем именно бизнес должен профинансировать большую часть расходов на создание этих научно-образовательных центров. Уже в 2019 году доля бизнеса в финансировании науки должна достигать 60%. А в 2024 году эта цифра должна достигнуть 75%. 

Таким образом, создатели нацпроекта «Наука» считают, что именно бизнес должен взять на себя расходы на отечественную науку. 

Но, как высказался депутат Иван Андреев, «в районе Садового кольца гораздо более вероятно найти предпринимателей, готовых вложиться в науку. А значит, основные научные проекты будут возникать там же, в районе Садового кольца». 

Как выяснилось в ходе круглого стола, ни АК «АЛРОСА», ни Газпром, ни «Сахатранснефтегаз», ни другие крупные компании, действующие на территории Якутии, несмотря на обращения ученых и правительства республики, так и не изъявили желания вложиться в якутскую науку. А значит, у якутских научных проектов шансы попасть в федеральный нацпроект «Наука» очень невелики.

Республика тоже не очень щедра к своим научным центрам: в 2018 году на содержание всех якутских научных организаций из бюджета республики было выделено всего 150 миллионов рублей. Столько же, к примеру, стоило строительство одного водопровода в Усть-Алданском улусе. А ведь в Якутии есть научные проекты, которые могли бы претендовать на включение в нацпроект.

Так, республика предложила федеральному центру включить в разряд потенциальных проект Всемирного центра мамонта. Как рассказал президент Академии наук Якутии Игорь Колодезников, идея зародилась еще в 90-е годы и даже есть проект здания в виде головы мамонта. В Якутии добывается 94% останков мамонтовой фауны. На сегодняшний день в неподходящих условиях в Якутске хранится самая крупная в мире коллекция останков мамонтовой фауны, насчитывающая девять тысяч объектов. Не раз поднимался вопрос о строительстве криохранилища, однако безуспешно. При этом, утверждал Игорь Иннокентьевич в своем выступлении, на самом деле Всемирный центр мамонта вполне окупаем: «Это позволило бы правильно хранить бивень и сохранять его сортность. И тогда мы могли бы не вывозить свои объекты, как это приходится делать сейчас, а приглашать коллег-исследователей со всего мира к нам для изучения материалов и проведения исследовательских работ. Ведь сейчас научный туризм развит во всем мире, а мы же в этом направлении ничего не делаем».

Показательно, что профинансировать строительство Всемирного центра мамонта и криохранилища предлагали японцы, но с очевидным условием — «чтобы над зданием криохранилища развевался их флаг». Таким образом, японцы хотели построить научный центр по изучению мамонта на том условии, чтобы он стал японским научным центром, чего якутские ученые позволить не могли. 

К сожалению, у крупных бизнес-компаний Якутии нет такого интереса к мамонтовой фауне, как у японцев. А значит, и попасть в национальный проект «Наука» будет крайне сложно. Всемирный центр мамонта мог бы претендовать на роль одного из трех центров геномных исследований, которые Россия планирует открыть к 2024 году.

Такая же ситуация складывается и с другим уникальным научным учреждением Якутии — криохранилищем для длительного хранения культурных растений и дикоросов, редких и исчезающих видов. 

Еще в конце 70-х годов прошлого века якутские биологи предложили создать экспериментальное криохранилище, в котором в условиях вечной мерзлоты хранились бы семена диких, культурных, редких и исчезающих видов растений.

И если генетический банк семян им. Н.И. Вавилова (Санкт-Петербург) за последние 40 лет сократил свою коллекцию семян с 500 тысяч видов до 270 тысяч, то есть почти вдвое, то собрание из 10 тысяч видов семян якутского криохранилища сохранило свою всхожесть на уровне 80% даже через 40 лет. 

Построенное по такому же принципу хранения в условиях вечной мерзлоты знаменитое «Хранилище судного дня» — банк-хранилище семян на норвежском острове Шпицберген — появилось лишь в 2006 году, когда уже на примере якутского криохранилища стало известно, насколько эффективно хранить генетический фонд семян в условиях вечной мерзлоты.

Институт мерзлотоведения и ЯНЦ СО РАН совместно предложили создать на базе имеющегося резервное криохранилище семян федерального значения в целях продовольственной и экологической безопасности страны.

Но директор Якутского НИИ сельского хозяйства Айаал Степанов не оставил никаких иллюзий: «В Якутии просто нет сельскохозяйственных предприятий такого масштаба, что могли бы сделать миллиардное вложение в научные разработки. Это непростая задача даже для республиканского бюджета, не говоря уже о наших бедных крестьянских хозяйствах». 

В более оптимистичном тоне выступил директор ЯНЦ СО РАН Михаил Лебедев, объявивший о возможности создания на имеющейся базе ЯНЦ СО РАН и Института нефти и газа международного центра мирового уровня по испытанию материалов, в том числе полимерных  и геоматериалов, машин и конструкций, устойчивости живых систем в условиях экстремально низких температур. По словам Михаила Петровича, бизнес-структуры положительно отнеслись к разработкам якутских ученых по созданию морозостойких материалов. Правда, пока лишь на словах. 

Все присутствовавшие на круглом столе согласились с тем, что наука должна быть максимально приближена к потребностям реального сектора экономики. Но федеральные требования, согласно которым научные центры и центры научно-производственной кооперации должны на 60-75% финансироваться частными предприятиями, неприятно поразили и ученых, и народных депутатов.  

И поскольку пока надежды на то, что у бизнес-гигантов Якутии проснется интерес к науке, малы, депутаты предложили Колодезникову и другим ученым обратиться к председателю правительства Владимиру Солодову, чтобы республика попыталась договориться с Москвой об изменении условий федерального финансирования якутских научных центров.

Автор: Мария Маркова

Источник: news.ykt.ru