Билеты в Италию и звонок стоматологу сыграли в пользу ареста экс-губернатора

Суд отправил в СИЗО Павла Конькова. Экс-губернатор Ивановской области заявил, что «не считает себя виновным» в присвоении 700 млн бюджетных средств

Павел Коньков в Басманном суде, 3 июня 2019 года. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Басманный суд Москвы заключил в СИЗО бывшего губернатора Ивановской области, а ныне депутата региональной областной думы Павла Конькова. Он обвиняется в хищении 700 млн рублей, выделенных ОАО «Ивановский бройлер». В суде политик отверг подозрения в причастности к хищению бюджетных средств и просил о домашнем аресте в квартире своего сына в подмосковной Балашихе.

Но ни большое количество наград, ни наличие целого ряда хронических заболеваний не помогли: суд счел изоляцию от общества более приоритетной мерой пресечения.

Уголовное дело по части 4 статьи 160 УК РФ (присвоение в особо крупном размере) в отношении бывшего губернатора Ивановской области Павла Конькова, управляющего директора ОАО «Ивановский бройлер» Дмитрия Гришина, а также неустановленных лиц было возбуждено Следственным комитетом России 30 мая этого года. По версии следствия, в 2011 году по инициативе тогдашнего губернатора Михаила Меня из федерального бюджета через региональный фонд поддержки малого предпринимательства ОАО «Ивановский бройлер» было выделено более 700 млн рублей. Они поступили компании в виде договора займа, а позже оказались на счетах аффилированных с ней организаций, входящих в группу компаний «Продо». Последняя называет себя «одним из крупнейших российских производителей продукции из мяса птицы, колбасных изделий, полуфабрикатов, мясных деликатесов и молочных продуктов». Следствие полагает, что это было сделано неправомерно, а полученными деньгами соучастники, входившие в организованную группу, распорядились по своему усмотрению. В 2015 году ОАО «Ивановский бройлер» было признано банкротом, было возбуждено конкурсное производство.

Из Иванова в Москву

31 мая в Воронеже был задержан Дмитрий Гришин, а уже на следующий день Центральный районный суд Воронежа санкционировал его арест. В тот же день Октябрьский районный суд Иванова по просьбе следствия продлил на 72 часа срок задержания Павла Конькова. При этом следствие мотивировало свою просьбу необходимостью сбора дополнительных доказательств в обоснование ходатайства об аресте. Однако в итоге его рассмотрел Басманный суд Москвы, куда вечером 3 июня доставили подозреваемого. Официального обвинения политику предъявить так и не успели, лишь допросив в качестве подозреваемого.

Настаивая на его аресте, представитель СКР утверждал, что, находясь на свободе, Коньков скроется или будет мешать расследованию. «У следствия имеются достаточные основания полагать, что, находясь на свободе, подозреваемый может принять меры к сокрытию неустановленных документов, оказать давление на свидетелей, вступить в контакт с другими, еще не уставленными соучастниками и выработать с ними совместную позицию по противодействию следствию, а также уничтожить доказательства», — отрапортовал представитель СК. Его поддержал прокурор, ответив, что следствие лишь в самом начале пути сбора доказательств.

Рапорт капитана Евсюкова

При этом при оглашении материалов дела выяснилось, что в деле имеется оперативный рапорт управления «К» ФСБ, в котором говорилось о том, что со 2 по 11 июня Павел Коньков вместе с супругой Галиной купил тур в Италию с билетами на самолет по маршруту Москва — Катания и обратно. Оперуполномоченный капитан Евсюков также ссылался на телефонный разговор политика с сотрудницей местной стоматологической клиники, которой 22 мая он сообщил, что не сможет прийти 4 июня на прием, так как будет до 11 июня за границей.

Впрочем, адвокаты задержанного Анна Коткова и Андрей Исаев ничего крамольного в этом не увидели и удивились выводам следствия о намерении их клиента скрыться при наличии обратных билетов.

Защитники призвали суд отклонить ходатайство следствия, перед этим приобщив к материалам дела целую кипу документов о наличии у их клиента различных наград и хронических заболеваний. Так, помимо целого ряда юбилейных медалей Совета Федерации, МЧС и Федеральной службы судебных приставов, политик оказался обладателем медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, ордена Дружбы народов и медали СК «За содействие», выданной председателем Александром Бастрыкиным. Коньков страдает гипертонической болезнью 3-й степени, сахарным диабетом 2-го типа, являясь инсулинозависимым, а также стенокардией.

Апеллируя к тому, что оказать надлежащий контроль развития заболеваний в СИЗО будет невозможно, а следствие обосновало свою просьбу лишь тяжестью подозрений, защитники просили оставить фигуранта на свободе, добавив, что на его иждивении находится неработающие жена и мать — обе пенсионерки.

«Довод о том, что Коньков может скрыться, — это голословный довод. Сведений о том, что какие-то активы или денежные средства переправлялись им за границу, в деле нет. Я прошу отказать следствию с учетом заслуг Конькова и состояния его здоровья, к тому же обвинение ему еще не предъявлено», — обратился к суду Андрей Исаев.

Осужденный свидетель

В свою очередь Анна Коткова заметила, что следствие утверждает: причастность ее клиента к инкриминируемому преступлению подтверждается показаниями свидетелей. При этом к ходатайству об аресте приложены лишь единственные показания экс-директора Ивановского государственного фонда поддержки малого предпринимательства Алика Шарабидзе. «Но если их проанализировать, то никаких данных о присвоении Коньковым бюджетных средств он не сообщает», — указала защитница. Стоит отметить, что сам Алик Шарабидзе в 2017 году был приговорен Фрунзенским районным судом Иванова к девяти с половиной годам колонии за хищение путем мошенничества в 2011-2013 годах 24 млн рублей.

Его роли в истории с выделением бюджетных денег Павел Коньков касаться не стал. Он лишь поддержал позицию защиты, сказав, что внимательно ознакомился с документами. «На мой взгляд, трактовки следствия далеки от истины. Я считаю себя невиновным и прошу меня освободить. Также я просил бы рассмотреть вопрос о домашнем аресте по месту жительства моего сына», — сказал задержанный, добавив, что данная мера пресечения была бы «более щадящей» для его здоровья. Коньков пояснил, что у его сына имеется квартира в подмосковной Балашихе и он не возражает, чтобы он проживал в ней на время следствия.

Однако, пробыв в совещательной комнате 20 минут, судья Евгения Николаева нашла доводы следствия более весомыми и заключила экс-губернатора в СИЗО до 30 июня. При этом в решении суда говорилось, что домашний арест является «недостаточно приоритетной» мерой пресечения, когда идет речь об общественных интересах.

Покидая суд, защитники Павла Конькова пообещали обжаловать принятое решение в апелляции. При этом Анна Коткова заявила Business FM, что, хотя ее клиент и подписывал ряд документов, связанных с выделением денег «Ивановскому бройлеру», однако не понимает, какое отношение он имеет к фирмам группы компаний «Продо». «Он заявляет, что действовал в рамках своих полномочий в соответствии с нормативными законными и подзаконными актами Ивановской области. Передача же денег из бюджета региональному фонду поддержки малого предпринимательства происходила в установленном порядке на основании распоряжения правительства Ивановской области», — подчеркнула защитница. Она напомнила, что в описываемый период Коньков был первым заместителем губернатора и какое-то время исполнял его обязанности.

Источник: bfm.ru