«Авксентьева — коллективный феномен». Политолог Калачев — о работе с экс-главой Якутии, честных выборах и Айсене Николаеве 

Константин Калачев рассказал News.Ykt.Ru о наивности и протестном настроении якутян, манипулятивном характере заявлений о госдолге, Instagram Солодова и команде мэра Якутска. 

Калачев работал политтехнологом партии «Единая Россия» в регионах. В Якутии был ответственным по вопросу организации президентских выборов 2018 года, сотрудничал с командой бывшего главы Якутии Егора Борисова. 

«Это история о восточном типе руководителя»

Как считаете, команда Егора Борисова могла избежать раздувания скандала с «Аэрофлотом»? Или это был такой отчаянный шаг, когда положение ничего уже не спасало, потому что решение по отставке было принято? 

— А смысл какой? Я, честно говоря, узнал об этой истории последним. На второй или третий день. Тогда меня не было ни в Якутске, ни в Москве. Но постфактум мне было интересно разобраться, в чем [тут] дело. Так вот, любой нормальный пиарщик скажет, что с «Аэрофлотом» бодаться — себе дороже и такие истории нужно гасить в зародыше, принося извинения. «Аэрофлот» не заинтересован подобные вещи тиражировать. Их нужно довести, чтобы они начали ответную кампанию. Прекрасно понимаю, что проблема не в Борисове. Проблема в советниках, которые действовали по принципу «чего изволите». Борисов дал поручение вступить в борьбу, все дружно кинулись это поручение исполнять, вместо того чтобы сказать: «Это чревато последствиями, это себе дороже. И лучше этого не делать». Неважно, собирался он в отставку либо не собирался. Знаете, опираться можно и нужно на то, что сопротивляется, надо уметь говорить начальнику нет, не испортив отношения.  

Нужен ли был конфликт? Он был нужен только для того, чтобы показать руководителю полную преданность, лояльность и готовность ответить на любой каприз. Я такое обычно не приветствую, потому что так заводят руководителя в тупик. Но нашего совета не спрашивали никогда. 

Мне кажется, это история о восточном типе начальника и подчиненных, идти от частного к общему, создать себе проблему из ничего. Может ли эта история стать уроком для других поколений якутских руководителей? Думаю, что может. 

Есть информация, что во время Петербургского международного экономического форума, откуда летел Борисов, он уже узнал о том, что будет отправлен в отставку. Вам об этом известно? 

— Ну, откуда я знаю? Неужели думаете, он будет делиться этим? Тем более наши встречи не носили регулярный характер. Уважаемые якутские чиновники старались меня куда-нибудь отправить подальше под любым благовидным предлогом. Чем и пользовался, потому что мне было интересно, любопытно. Я много чего нового увидел и влюбился в республику. Что касается вопроса, понятия не имею, такие темы не обсуждались. 

Почему-то каждый регион думает, что он — пуп земли и у них все уникально. Но везде одно и то же. Когда речь заходит, неважно Борисов или Тулеев, о руководителе, который задержался у власти, у которого возникают проблемы со здоровьем, когда теряется управляемость, когда обновление логично, федеральный центр должен реагировать на это. Думаю, шансы остаться еще на один срок у Борисова были, но весьма небольшие. И это зависело во многом, конечно, от состояния его здоровья, результатов президентской выборной кампании, на самом деле от совокупности причин. Нет неисправимых ситуаций. Но шансов на уход было значительно больше. 

Якутские улусы принесли проблему

На выборах президента полпред по ДФО Юрий Трутнев голосовал в Якутске. На выборный участок он пошел в сопровождении Айсена Николаева. Из этого можно было понять, что у Егора Борисова шаткое положение и стоит ожидать каких-либо перемен во власти. Согласитесь?   

— Понятно, что у Трутнева были свои предпочтения. Замечу только то, что Николаев отвечал за результаты выборов в Якутске, а там Путин получил результат ниже среднероссийского, и, собственно говоря, Якутск потянул результат Путина вниз в неменьшей степени, чем другие территории, где преимущественно проживает саха. Была забавная история, связанная с прогнозами на президентские выборы. Перед тем как ехать в первый раз в Якутию, естественно, посмотрел социологию и выяснил, что на тот момент по ДФО срез Путина по Якутии был вторым после Чукотки. 

Но, как человек любопытный, начал интересоваться, кто подрядчики исследований, как они проводятся. Мы выяснили, что подрядчик исследований, которые заказывала Москва, находится в Благовещенске. И при формировании выборки он нарушал принцип этнических квот. Условно говоря, в выборке были 90 процентов русские, потому что из Благовещенска проще доехать до юга Якутии. Когда выборку починили, рейтинг Путина сразу пошел вниз. Выборы подтвердили мой прогноз, в который не хотел верить Борисов, что именно якутские улусы станут проблемными. Но сравните результаты, например, в Нерюнгри и улусе, из которого вышел предыдущий председатель якутского парламента, и все понятно. 

За неделю до выборов мы встречались с Борисовым, у нас были все выкладки, результаты социсследований, в том числе местные. Кстати, надо отдать должное якутским социологам, это компетентные, профессиональные люди. Исследования прогнозировали очень высокий рейтинг Грудинина и низкий и относительно средний по стране — Путина. 

Что показала эта история? Админресурс в Якутии не работал в принципе. Никто ничего по этому поводу предпринять так и не смог. Результат, который отражает реальное голосование, абсолютно электоральный. Так что могу сказать, что выборы в Якутии были честными. И были ли результаты неожиданностью? Нет, не были.  

Дальше уже вопрос, как результаты интерпретировать. Чего там было больше: протеста против Борисова, против Путина, против глав улусов? Меня сильно критиковали, когда я пытался говорить, что ситуация может зайти по этническому принципу. Говорили: «Что вы, что вы, у нас этого не может быть». Но когда посмотрим, как голосовали эвены, русские и саха, мы увидим значительную разницу. Это не говорит о том, что кто-то хуже или лучше, кто-то умнее или глупее. Ни в коем случае. Это говорит о том, что у кого-то протестное настроение выше. И опять же я прекрасно понимаю почему. Потому что слышал разговоры в Якутии, и не раз, о том, что если мы такие богатые — у нас нефть, газ, золото, — то почему мы живем так, хотя должны жить как в Эмиратах. 

Все рассказы об алмазном крае, успехах АЛРОСА — палка о двух концах. Люди не могут понять, почему Якутия — дотационный регион, и думаю, что претензии к федеральному центру и Борисову, который воспринимался как ставленник федерального центра, копились. Я уважаю Егора Борисова, он умный, тонкий и хитрый политик. Он, насколько это возможно, отстаивал интересы республики перед федцентром и зачастую лучше, чем руководители других регионов. Но когда человек проходит точку невозврата, когда от него устают, что бы он ни делал, как бы он ни старался, отношение к нему не меняется. Его часто сравнивали с первым руководителем республики, забывая при этом, что Николаев работал в другую историческую эпоху, когда в стране был федерализм, а Борисов возглавлял ее во времена унитарного централизованного государства.  

Я бы не стал игнорировать движения и успехи, которые реально есть в Якутии и Якутске. С точки зрения атмосферы, Якутия и Якутск — это нечто особенное. Во времена Борисова саха удалось сохранить свою идентичность. Якутам есть чем гордиться, с точки зрения сохранения и приумножения традиций, кухни, кино, литературы, достижения IT и много чего другого. Я дочке покупал изделия из якутского серебра, якутские обереги. В Москве они вызывают восторг.   

Москвичи: вахтовики или карьеристы? 

Вы упомянули популярную риторику о богатой республике и бедной жизни в ней. При таком настроении новое правительство обрело сразу нескольких москвичей, причем на ключевых позициях. Это решение не скажется негативно в будущем, например на результатах следующих выборов? 

— Смотрите, есть тема, которая нравится федеральному центру, но которая может быть непонятна на территориях. Если новый руководитель сокращает долг региона, это хорошо? Глазами федерального центра очень хорошо. Но вы понимаете, что сокращение долга означает, что надо что-то оптимизировать, урезать, сокращать. Поэтому вопрос в том, что является приоритетом для Николаева и правительства — ублажить, удовлетворить федеральный центр или все-таки опираться на настроение республики и делать все для повышения уровня и качества жизни.   

Да, долги надо гасить, обслуживать. Но замечу, самые большие госдолги у США, Японии, Великобритании, Германии и ничего страшного с ними не случается. То есть вопрос приоритетов, главный вопрос. 

С темой варягов я сам сталкивался, считаю ее надуманной. Я не сильный сторонник технократизма к делу, считаю, что должна быть эмоциональная привязанность. Поскольку в Якутию трудно не влюбиться, думаю, что люди, которые приехали работать, обязаны влюбиться в Якутию и стать большими патриотами, чем все местные, которые уже не замечают все хорошее, что у вас там есть. 

Между тем есть вероятность, что люди приехали, чтобы достичь каких-то своих целей. И что останется после них, для них не важно.  

— Бывает такое, бывает, люди работают вахтовым методом. Было время, когда делали ставки на варягов, губернаторы назначались, но тема не оправдалась. Потому что люди относились ко всему как вахтовики. 

Если приезжие имеют дальнейшие карьерные устремления, то это тоже нужно подкреплять результатом, показать и доказать, что что-то смогли. Вопрос, что именно будет интересовать тех, от кого зависит их дальнейший кадровый рост. Полная приватизация, к примеру, АЛРОСА? А может, улучшение ВРП на душу населения? То есть вопрос в том, чего хотят рекомендатели этих людей. Но опять же есть презумпция невиновности. Полагаю, что все-таки государственные мотивы должны доминировать. 

Хотя не исключаю, что могут быть другие какие-то мотивы. Есть примеры, как приезжие чиновники создают преференции для тех или иных компаний, для того или иного бизнеса, чаще всего неместного. Но давайте все-таки будем оптимистами и будем исходить из того, что для полпредов важно показать реальные экономические достижения региона. Если у Трутнева есть какие-то карьерные планы и перспективы, то для него важно показать, что Дальний Восток  действительно динамично развивается. А Якутия — замечу, единственная территория Дальнего Востока, в которой растет население. Понимаю, что это не столько результат роста якутской экономики, сколько отношение к своей земле, детям. Саха не настроены уезжать. Хотя те, кто уезжает, не теряются в мегаполисах.  

Как считаете, восторженные посты премьер-министра Владимира Солодова в Instagram о якутских унтах и природе помогут стать немного ближе к местным? 

— Одно дело восхищение туриста, другое — освещение человека, который влюбился в эту землю и связал с ней свою жизнь на ближайшее время. Все дело в вопросе вкуса, тональности, контента. Можно восхищаться совсем по-детски и выглядеть дураком: «Ой, лошадки якутские. Впервые увидел!» Жители Якутии привыкли к восторгам приезжих. Вопрос, что за этим должно последовать, чтобы вызвать доверие? 

Давно не был у вас. Скучаю, конечно, по Якутии. Мне она понравилась, потому что среди всех российских субъектов, которые мне удалось посетить, самая интересная во всем. Недавно эпосы ваши перечитал, книгу про Манчаары. 

«Ужасное наследство. Лучше не будет, не было бы хуже»

Возвращаясь к теме бюджетного долга. Если разрыв был такой огромный, то странно, что финансово-экономический блок правительства, допустивший такое, остался в новой команде.   

— Честно скажу, что я не смотрел данные по долгам регионов за 2018 год. Но точно могу сказать, Якутия не является лидером по количеству накопленных долгов. Не вижу смысла что-то здесь драматизировать. Мне кажется, что это история, когда валят на предыдущего руководителя и говорят, он загнал республику в долги, поэтому мы не сможем сейчас ничего сделать, — долги надо обслуживать, отдавать. Мне кажется, что это не поиск возможностей, а поиск объяснений, почему не получится.

Носит ли рассказ о долге манипулятивный характер? Наверняка. Ведь после этого рассказа следуют выводы. А вывод какой? Мы получили ужасное наследство, поэтому лучше не будет, не было бы хуже.   

Меня удивляет, как и всех приезжих, Якутия с точки зрения щедрости и расточительности. Например, количество денег, которое тратилось на СМИ при весьма незначительном выхлопе. Это странно, делать такие затраты на СМИ и иметь такое отношение к власти и главе республики. Я не думаю, что бесплатные газеты, валяющиеся везде, — это хорошо. Но попытки что-либо объяснить и поменять были бессмысленны, потому что это идея людей, которые показали свою преданность. Завтра газета закроется, а они скажут губернатору, что из-за того, что она закрылась, его рейтинг рухнул.

Но во всяком случае информационное сопровождение деятельности главы можно было делать лучше.

«Сохранится ли команда Николаева»

Вы говорили, что ошибка Борисова в том, что он набирал команду, руководствуясь личной преданностью сотрудников ему. Но такая стратегия присуща большинству политиков. Например, Николаеву тоже. Согласитесь? 

— У многих руководителей есть проблема, когда лояльность начинает восприниматься как первое, второе, третье качества, необходимые для продвижения всех по служебной лестнице. Как-то в самолете я оказался рядом с Николаевым. Разговаривали, и он мне сказал, что у Борисова нет команды. И это правда. Команда очень много решает. Здесь я не увидел единого коллектива. Многие были сами по себе, и все старались доказать, кто лояльный, а кто еще лояльнее. Я бы сказал, каждый по отдельности хороший музыкант. Образно говоря, сложился ли оркестр, вопрос открытый. И это при том, что все не дураки, во всяком случае, качество кадров Якутии выше качества кадров за ее пределами. Попадая на другую территорию, я удивляюсь количеству умных людей, которых можно встретить в Якутии, и тому, насколько таких людей не хватает где-то на других местах. 

Но вопрос единой команды стоял остро. И как раз это сказалось в итоге на судьбе Борисова и на результатах выборов. Можно сказать, что он остался если не один, то почти один. 

У Николаева есть команда. Но сохранится ли она через два-три года? Через четыре? И вообще, кто из руководителей любит подчиненных, которые с ним спорят? Замечу, что в бизнесе умение спорить — это необходимое качество. А иначе как сделать карьеру в Google или Amazon, если ты будешь тварью дрожащей? На госслужбе все по-другому, тут легче хлопать громче всех. Это хорошо до определенного предела, когда система функционирует нормально, когда все на подъеме.  

«Вас избаловали, не били палкой по голове»

Многие в Якутии обиделись на ваше высказывание о наивном выборе своего якутского Грудинина. После сентябрьских выборов мнение не поменяли? 

— Не стал бы сравнивать эти две вещи, потому что это звучит как тепло и круглое, квадрат — не горячее. Начнем с того, что наивное не всегда плохо. Наивность — производное от некоторой иррациональности, идеализма. И здесь наивность не в том, что большинство проголосовало за Грудинина, а наивность — в мотивах. Я читал, что писали в WhatsApp-группах, как серьезно обсуждали о том, что рейтинг Путина идет вниз по всей стране, а рейтинг Грудинина вверх, что будет второй тур. И Якутия — единственный регион, в котором обсуждали возможность второго тура на президентских выборах. Такого не было ни на какой другой территории. Наивность не в том, как голосовали, а наивность в том, что реально верили, что Грудинин придет к власти и изменит судьбу саха: недра возвращаются народу, алмазы — якутам. Я читал все это, и у меня капали слезы.

Протестное голосование вполне вписывается в теорию рационального выбора. Это способ доставить послание власти, что что-то неблагополучно — поменяйте главу улуса или региона. Это вполне рационально. Проголосовав против, иногда можно привлечь внимание и решить кучу проблем, накопившихся за годы. Потому что лояльность зачастую стоит недорого, а протест надо как-то купировать. 

Поэтому наивность не в том, что проголосовали, наивность в объяснении, почему так. Грудинин может победить, а Путин проиграет — это наивно. Это раз. А второе, я видел в этом большой элемент риска. Представьте, а если бы не Николаев? Был реальный риск появления варяга, и не в качестве премьер-министра. Я считаю, что этот риск перевешивает все плюсы. Если бы так случилось, ну кто знает, каким был бы результат. Есть много примеров в новейшей российской истории, как присланные люди ломали. Последний пример: губернатор Карелии Худилайнен — классический варяг — сломал через колено, включая всенародно избранную Ширшину. (Мэр Петрозаводска, отправленная губернатором в отставку, — прим.ред.). Так что я не вижу повода обижаться. Более того, если люди хотят обижаться, они найдут любой повод обидеться. 

Я высокого мнения о жителях Якутии. Но есть вещи, которые связаны с некоторой оторванностью, условно говоря, идеализированные представления о многом. Вас в хорошем смысле избаловали, палкой по голове не били в последние годы, как это было в других регионах. Там, где нет такой свободы слова и результаты выборов известны заранее, как бы ни проголосовали. Вы в этом смысле стоите особняком — такой островок свободы. И за это только можно было уважать Борисова. За то, что сохранил остров свободы, когда можно критиковать его и при этом отсутствуют последствия, которые наступают в другой национальной республике. Там, если ты начинаешь бороться с главой, обычно заканчивается если не посадкой, то отъездом. 

Много популизма вместо реальных дел 

Как вы объясните феномен Сарданы Авксентьевой? Почему она стала популярной не только в республике, но и за ее пределами?  

— Попала в спрос. Предложение соответствует спросу. Надо смотреть историю участия в выборах. Ведь там был другой человек. Кто на самом деле в тандеме движущая сила, кто фронтмен? Кто лицо группы, а кто мозг? Я изучил некоторые публикации: все проблемные вопросы адресуются заместителю главы Федорову. Когда я работал в мэрии Волгограда заместителем главы, у нас с моим начальником была излюбленная тема для споров. Он говорил, что я не смогу стать мэром, потому что гуманитарий, а он мэр, потому что финансист. Я отвечал, что если найду первого заместителя и соберу команду, которые умеют делать то, чего не умею делать я, и справятся с тем, с чем не справлюсь я один, то могу стать мэром.  

Так вот, есть запрос на обновление, запрос на новые лица, неожиданность, всем надоели предсказуемые выборы. Она просто оказалась в нужном месте в нужное время. Безусловно, у нее есть какие-то таланты публичного политика. С ней не знаком лично, видел пару ее роликов, читал заявления. Думаю, что она — коллективный феномен. Пока она не оторвется от создателей, не забронзовеет, у нее есть шанс встроиться. Судя по всему, ее шаги — результат следования чьим-то умным советам. Я не осуждаю ее за вступление в ряды сторонников «Единой России». Видимо, проанализировали опыт Ширшиной, которая до конца оставалась «яблочницей», и поняли, что надо хвататься за любую соломинку: демонстрировать системность и готовность работать с партией власти. С точки зрения инстинкта самосохранения, она поступила правильно. 

Но как быть с людьми? Они выбрали ее, в том числе и потому, что она была конкурентом ставленнику «Единой России». 

— Смотрите, ведь возможно люди голосовали и не веря до конца, что она победит. Одно дело, когда ты голосуешь, зная, что Навальный станет мэром, а другое дело, когда ты не знаешь и тебе хочется достать фигу из кармана и показать власти, что твое мнение что-то значит. Думаю, что голосовали те, кто в других обстоятельствах не верили в его победу, а поскольку верили, что он не победит, хочется достать фигу из кармана. Ведь что важнее для горожанина: решение насущных вопросов или идеологические установки?  

Я сторонник здорового прагматизма. Что должен делать ответственный человек? Должен ли он идти на компромисс? Чтобы было чисто на улицах, было тепло в домах, чтобы республика давала денег побольше? В конце концов, финансирование Якутска во многом зависит от воли руководства республики. Поэтому это сложно, ситуация между Сциллой и Харибдой, и всем не угодишь. Хотя она не рубль, чтобы нравиться всем. 

Кроме того, в Москве есть люди, которые захотят освободиться от случайных пассажиров, как они их считают. Они ждут провала от губернаторов Владимирской области, Хакасии, чтобы через год можно было поставить других, своих, понятных. Тем самым сказать избирателям: вы дураки и доверять вам нельзя, поэтому у нас демократия суверенная, выборы управляемые, потому что если вам дать волю, то завтра вы разнесете все со своими избранниками в щепки.  

Так что, наверное, надо проявлять качество политика, способность идти на компромиссы и нарабатывать хозяйственный опыт. Для нее самый главный залог успеха — усилие команды. Она — фронтмен. Я изучил: у нее довольно много инфоповодов, и довольно пустых, с моей точки зрения. Но людям, наверное, нравится. Знаете, есть история губернатора Хакасии. Он первым делом уволил повара и официанта, обслуживавших бывшего главу. Вот что это поменяло в республике? Что увольнение повара даст республике? А все аплодируют. Второе. Он опубликовал фотографию в Instagram, как летит эконом-классом в Москву. На самом деле многие  губернаторы так же пользуются эконом-классом. Минниханов летает бизнес-классом, но имеет полное право, заработал, заслужил. 

Так вот, пока видно много популизма во всем. Между тем, если нет реальных дел, не спасет пиар-отдел. Это железное правило, которым руководствуюсь многие годы. Собственно фраза моя, и озвучиваю ее всем своим заказчикам, начиная с 90-х годов. Но не все понимают, многие верят в силу пиара. 

Ну, поэтому и есть спрос на вашу работу. Вы упомянули о больших расходах руководства Якутии на СМИ. Но ведь и ваши услуги оплачивались из этой суммы.  

— Не думаю, что я был большой статьей расходов. Если бы предлагали такие суммы, как рассказывали некоторые, я мог бы спокойно год или два жить с детьми в Таиланде. Увы, на самом деле в этих рассказах сумма гонораров сильно преувеличена. Я законтрактованный специалист, деталями контракта не владел.  

Прилетал в Якутию примерно 25 раз. Самый долгий срок пребывания — неделя или чуть больше. В Якутске постоянно работали другие люди. Наш роман с Якутией продолжался около года. 

«Для протестов нужны триггеры и лидеры»

В период Борисова были заметны протестные настроения, оппозиция выходила на митинги, особенно были заметны общественные экологи. Прошлым летом случилась экологическая катастрофа: вода с дражных полигонов АЛРОСА загрязнила реки. Масштабных акций не было. Можно ли предположить, что с оппозиционерами новая власть договорилась, либо в прошлые времена их специально заряжали на активную деятельность? 

— Есть пример из жизни. Была громкая мусорная история в Московской области, слышали, наверное. Потом выяснилось, что за ней стоял крупный бизнесмен, землевладелец, которому сказали, что Воробьева надо столкнуть с губернаторства, тогда откроются новые возможности и преференции. Зачастую настроение людей это реальность. Но между протестными настроениями и протестными действиями большая дистанция. Для протестов нужны триггеры и лидеры. Я не сторонник конспирологической теории, но зачастую за действиями, которые выглядят как экологическая акция, стоит другое. Например, борьба за шиханы в Башкирии. Там «Башкирская содовая компания» поссорилась с главой, и экологи сыграли роль инструмента. Я не специалист по экологии, но то, что экологи могут стать инструментом борьбы, это факт. 

Конечно, я за сохранение природы в первозданном виде. Но возьмем один из самых дотационных регионов — Камчатский край. Может ли Камчатка превратиться в новый Сахалин? Сахалин — донор. Может. Что для этого нужно? Развивать шельфовые проекты. Но тут рыбаки скажут, не надо, нам важнее рыбу ловить. Не готов занимать ту или иную точку зрения, ту или иную позицию, поддерживать тех или иных. Я считаю, что все достаточно сложно, как и в ситуации с вашими активистами. Здесь главный вопрос — вопрос цены. Если деньги утекают в Москву — одна история, останутся на Камчатке — другая и, соответственно, другое отношение к проектам.    

Протестные акции, с моей точки зрения, это признак не неблагополучия политической жизни. Это означает, что она не кастрирована, она полноценна. Потому что где-то в другом месте не решатся выйти на акцию, боясь потерять работу или угодить в кутузку. Посмотрим, что будет при нынешнем главе. 

Как считаете, островок свободы, о котором упомянули, сохранится? 

— Думаю, что будет баланс между желанием показать управляемость и опасениями спровоцировать рост протестов. С Николаевым связаны высокие ожидания. Может быть, завышенные. И это будет главной проблемой. Он должен быть лучше, чем предшественник, во всех отношениях, а это серьезный вызов. Это очень сложно будет ему делать. Конечно, многое будет зависеть от федеральной поддержки. Но с него так или иначе все равно будут спрашивать, например за результаты выборов в Госдуму в 2021 году, с него будут требовать управляемости.  

Управляемость можно получить по-разному. Можно на авторитете, а можно закручивать гайки. Я бы очень хотел надеяться на то, что у Николаева получится заработать такой авторитет, что его мнение будет определяющим, в том числе в вопросах выбора и при решении тех или иных проблем. Для этого нужно показать за ближайшие два года, что изменять в лучшую сторону.   

И я говорю сейчас не об атмосфере, якутские фильмы и так выходят чуть ли не каждую неделю, а о социально-экономических достижениях, о том, что многие считали, что Борисов не использует возможности республики на все сто процентов. Ну хорошо, пусть спрос будет не на сто процентов, а сможет ли [Николаев] поднять КПД органов власти, сможет ли выстроить отношения с федеральной властью так, что появится мост через Лену? Я, например, не уверен, что мост будет. Скорее нет, чем да. 

Автор: Саша Александрова

Источник: news.ykt.ru